Эстетика

«Искусство» (таблица 8) — это обозначение уровней эстетического переживания, и в этой сфере мы наблюдаем очень важный феномен, который применим к большинству форм развития. А именно, можно анализировать данную деятельность (в частности, искусство) как с точки зрения уровня, с которого оно происходит, так и с точки зрения уровня, на который она нацелена — то есть, уровня, создающего искусство, и уровня, который это искусство изображает. (Как и в случае любого модуса сознания, можно анализировать уровень субъекта сознания — уровень самости — и уровень реальности объекта сознания, как объясняется в нескольких примечаниях.9) Так, например, искусство, создаваемое ментальным уровнем, может выбирать в качестве своего объекта что-либо в материальной, ментальной Эстетика или духовной сферах, и в каждом из этих случаев произведение искусства будет совершенно разным. Таким образом, произведение искусства представляет собой совместный продукт структур, создающих его, и структур, изображаемых в нем (уровня самости, создающей произведение искусства, и уровня реальности, изображаемой в нем). Это дает нам матрицу из очень большого числа различных видов искусства, лишь несколько типичных примеров которых я привожу в таблице 8.10

Чтобы показать, что включает в себя этот двойной анализ, отметьте, что ранние доисторические художники (например, пещерные художники эпохи палеолита), которые, как можно предположить, были гораздо «ближе» к природе и к сенсомоторной сфере, никогда не изображали природу так, как Эстетика художники современности. Художники эпохи палеолита не использовали перспективу, и их искусство не было эмпирическим или «точным» в любом смысле, который бы могли признать наши современники (фигуры накладываются друг на друга с полным пренебрежением к пространственному разделению, отсутствует восприятие глубины и т. д.) Правдоподобной причиной этого может быть тот факт, что они изображали сенсомоторную сферу с точки зрения магической структуры, которая лишена способности к пространственной перспективе. Точно так же, в мифическую эпоху природу тоже никогда не изображали в перспективе — только как часть мифически-буквального фона. Только с приходом современности (начиная с эпохи Возрождения) и с повсеместным распространением Эстетика перспективного рассудка, сама перспектива стала видимой и стала отображаться в искусстве. Мы могли бы сказать, что лишь когда сознание несколько дистанцировалось от природы, оно смогло изображать ее более реалистично.

По той же причине, только с приходом (анти)современной реакции романтизма эмоциональные чувства стали предметом выразительного искусства. Только после повсеместного разграничения тела и ума, телесные сферы могли ясно восприниматься умом и, таким образом, изображаться в искусстве. (А когда современная дифференциация зашла слишком далеко и обернулась диссоциацией, эта болезненная патология также смогла стать частью экзистенциально-экспрессионистских мотивов в искусстве.)

Такой же двойной анализ (уровень субъекта, создающего искусство, и уровень изображаемого объекта Эстетика) можно применить к модусам познания (а, фактически, ко всем модусам сознания).11 Например, рациональность может выбирать в качестве своего объекта сенсомоторную сферу (порождая эмпирически-аналитическое знание), ментальную сферу (порождая феноменологию и герменевтику) или духовную сферу (порождая богословие, логику мандалы и т. д.). Это важно понимать, так как с приходом современности некоторые очень высокие уровни (напр., разум) ограничили сферу своего внимания некоторыми очень низкими уровнями (напр., материей), в результате чего современность стала выглядеть просто регрессией, тогда как она была регрессивной только «наполовину»: более высокий субъект, ограничивающий свое внимание более низким объектом — более глубокая самость в более поверхностном мире (хорошая и плохая стороны Эстетика современности).12



Эстетика является чрезвычайно важным потоком развития, поскольку это одна из высших субъективных сфер (слово «субъективных» не означает «нереальных» или просто идиосинкразических; оно означает совершенно реальных в субъективной онтологии). Мы видели, что Болдуин и Хабермас, как и многие другие, признавали, что развитие необходимо прослеживать по меньшей мере в трех не сводимых друг к другу модусах — эстетическом, моральном и научном (т. е. как Большую Тройку).13 Как я указывал в своей книге «Око Духа», все многочисленные потоки развития в основе своей являются вариациями Большой Тройки. Некоторые потоки развития акцентируют субъективные компоненты (напр., самотождественность, аффекты, потребности, эстетика); другие акцентируют интерсубъективные компоненты (мировоззрения, лингвистика, этика Эстетика); а третьи — объективные компоненты (внешнее познание, научное познание, когнитивная линия Пиаже и т. д.).14 Ни один из них нельзя полностью отделять от других, однако каждый поток развития, как правило, ориентируется на тот или иной конкретный сектор (напр., эстетика — на субъективный, мораль — на интерсубъективный, а познание — на объективный). Подчеркивая важность потоков развития во всех четырех секторах (или просто Большой Тройки), мы приближаемся к подлинно интегральной модели. Холоны во всех четырех секторах эволюционируют, и всеобъемлющая модель должна пытаться отдавать должное всем этим потокам эволюции.


documentavgmwrx.html
documentavgnecf.html
documentavgnlmn.html
documentavgnswv.html
documentavgoahd.html
Документ Эстетика